12:11 

Heaven help me I need to make it right

Еще чайку?
холодно не холодно горячо
Смешно и странно – шаткое равновесие пугает меня куда пуще дурдома и хаоса. В хаосе нечего рушить и, следовательно, ты хотя бы не скован в движениях. Беспомощен и одновременно с этим – свободен. Покой же ощущается так, будто ты замер на ломкой, шаткой доске, перекинутой через обрыв, берега и дно которого теряются в тумане. Тебе есть, откуда падать и есть, что терять. И я никогда не поверю, что кому-то хватит сил, терпения и везения удержать меня, если я сделаю неверный шаг. Хотя бы потому, что это моя личная шаткая доска, здесь больше никого нет.
Никогда еще не было жить так здорово и так страшно.
Все эти «люди момента» построили внутри меня целую философию о том, как надо жить, но жить по ней так и не научили. Сказочный город с синими крышами, до которого невозможно дойти. Привет, Фрай. Я осталась суетливой, суеверной и слепой.
Ждать и надеяться – верный способ скоропалительно рехнуться. Но я не могу идти, я не могу об этом говорить, кроме как – так, а потому просто сижу и болтаю ногами над бездной, ожидая, что вот, еще пару недель, и солнце разгонит туман моей паранойи, все станет понятнее. Или еще месяц – и я просто привыкну. Или через полгода здесь вырастет крепкий мост. Знака. Крика «ЙООООЖИК». Чего-нибудь.
Хотя бы того же самого Нового Года. Сколько раз я еще его помяну?

И постскриптум для тех (то есть, насколько я понимаю, практически всех людей и нелюдей, которые меня читают), кому между строчек моих постов мерещится вся скорбь еврейского народа: не стоит за меня беспокоиться, я действительно счастлива. Проблема в том, что, кажется, счастье – не мое агрегатное состояние, вот черт-то.
Но, думается мне, это я ни на что не променяла бы.

@темы: теорема граната, серебряный телеграф, записки из подполья, «ты слышал, он назвал меня папой!»

URL
   

Fond de l’air

главная