Еще чайку?
холодно не холодно горячо
Ночная кухня всегда привлекала меня абсолютной свободой — огромный простор темносуточного времени и делай, что хочешь. Фильмы, книги, игры, музыка и стихи. Алкоголь, сигареты и какао. Такой же свободой всегда привлекали меня поля, когда просто много травы, еще больше неба — и иди, куда хочешь.

Со времени начала моего маленького больничного уже больше недели. Только в прошлую субботу я в бреду просила выключить реактор и теряла счет часам, а домочадцы тащили мне с фестиваля всякие сокровища, чтобы не грустила. С тех пор, конечно, стало лучше, но возвращаться к жизни — кто-нибудь сомневался? — совершенно не тянет. Все интересное я уже так или иначе пропустила. Теперь мне хочется кутаться в одеяло, смотреть аниме, которое старше меня, «друзей» по вечерам, выбегать в аптеку, пугая продавцов своим охрипшим голосом и никуда не двигаться.
Другое дело, что двигаться нужно тем, кто заполняет мое время и по совместительству «бездоннейшие из ниш». Ни за что не попросила бы ни одного из них оставаться дольше, чем нужно в сонном уюте этого временного лазарета, они достойны большего. Настоящей жизни, например. Проблема в том, что это я не столько про свою квартиру, сколько про все, что связано со мной.
Может, я не права, но сейчас мне кажется, что чье-то призвание — уходить от погони, а мое — вечно провожать уходящие в открытое море корабли. К лучшей земле, к чужой любви, ко всяким чудесам, от которых дыхание перехватывает. И их паруса раз за разом теряются между небом и морем (тот же простор, что и в полях, аххх), а я остаюсь здесь, ловить мгновения. Потому что я это умею. Потому что мне этого хватает. И потому что я никогда не сумею биться за большее.
Красивый образ, в конце концов, почему бы нет?

Ночь опустилась, и сад наш луной залит.

Когда говорят мне про звездные корабли,
Не вижу ступеней ракеты, огня сопла,
Но легкие брызги, слетающие с весла,
Как небо выносит галеру на Орион,
И через борта хлещут звезды со всех сторон.
И можно услышать, как дружно гребцы поют,
Себе облегчая привычный тяжелый труд.
Им долго еще проплывать между «там» и «здесь»
К Земле, своей путеводной, родной звезде.

Ты спишь у окна. На лице твоем лунный блик.
Пускай тебе снятся межзвездные корабли.

— Графит.

@темы: теорема граната, серебряный телеграф, записки из подполья